страница вконтакте    

Пансион воспитанниц Минобороны больше похож на тюрьму

В Северной столице открылся филиал столичного Пансиона воспитанниц Министерства обороны России, существующего с 2008 года. В первый, экспериментальный, набор вошли 240 девочек — ученицы пятого, шестого и седьмого классов.

Данное образовательное учреждение отчасти напоминает Смольный институт благородных девиц — именно с ним провёл аналогию глава военного ведомства Сергей Шойгу, который выступил на церемонии открытия. По словам министра, именно Смольный зародил традиции женского образования в России, и новый пансион, расположенный на Бычьем острове в Санкт-Петербурге, должен их продолжить. Кроме того, как отметил Шойгу, в перспективе Минобороны планирует открытие таких же пансионов на Дальнем Востоке и в Центральной Сибири.
Основные направления воспитания заключаются в формировании патриотизма, светских манер, а также материнских навыков. Плата за обучение и проживание в пансионе не предполагается, отчего попасть в учебное заведение не так просто: для этого необходимо сдать нормативы по физкультуре, пройти психологическое тестирование, проверку знаний по школьной программе, а также предоставить медсправки. В программу обучения входят стандартные школьные предметы, а также дополнительные иностранные языки, танцы, вокал, живопись, музыка, основы батика, кулинария, этикет, сервировка стола и подача блюд и другие дисциплины, которые призваны помочь воспитанницам превратиться в «благородных девиц». При этом пансион представляет собой экспериментальную площадку Института изучения детства, семьи и воспитания Российской академии образования. Эксперимент заключается в изучении гендерного подхода в образовании и полоролевой социализации воспитанниц.
Киндер, кюхен, кирхе
То ли в связи с экспериментом, то ли из-за ведомственной принадлежности учебного заведения в пансионе действуют весьма жёсткие порядки, отчего учреждение больше похоже на тюрьму или военную часть, нежели на школу для девочек. Ученицы не могут покидать территорию без разрешения, даже если навестить их приехали родители. В свою очередь, родители не имеют права входить на территорию пансиона. Свидания с родственниками тоже лимитированы: один раз в месяц.
Воспитанницы пансиона, по сути, лишены большинства радостей жизни обычного подростка. Им нельзя носить свою одежду — только форму; проносить в пансион еду, напитки и вещи, запрещённые его уставом, а личное пространство у них и вовсе отсутствует: сотрудники пансиона вправе в любой момент обыскивать девочек и изымать «незаконно переданные предметы», например книги, которые, по их мнению, не соответствуют возрасту воспитанниц. Также девочкам нельзя бегать, кричать, громко разговаривать перед сном, принимать душ после отбоя. Их внешний вид строго регламентируется: под запретом любые украшения, косметика и окрашивание волос. Не менее строго пансион регулирует и использование гаджетов: компьютерами и смартфонами они могут пользоваться только под контролем воспитателей. Те, в свою очередь, должны постоянно мониторить страницы своих подопечных в социальных сетях.

Ещё один очень важный пункт — запрет на передачу информации и фотографий, связанных с пансионом, на любые интервью или комментарии об образовательном учреждении представителям прессы без разрешения администрации пансиона, а также на размещение данных о нём в Сети.
Для чего все эти строгости? Руководитель отдела воспитательной работы московского пансиона Наталья Нескина в своей статье указывает: «Мы готовим девочек к жизни в обществе с мужским населением. В этом обществе они будут не просто равноправными гражданами — они будут жёнами, подругами и матерями. Именно эта роль воспитанниц накладывает на нас, педагогов, особые задачи: воспитание женщины-матери, женщины — общественной деятельницы и хранительницы семейных, а значит, и государственных традиций». Предполагается, что в период обучения у девочек сложится «полноценная российская идентичность» и воспитанницы усвоят предложенные им «образцы женского поведения». Половое воспитание начинается с пятого класса, и его концепция основана на достижениях отечественной психологии и педагогики. Во главе угла здесь стоит формирование женских качеств личности, представления о взаимоотношениях полов, особенностей отношений между мужчиной и женщиной в семье и нравственных норм, на основе которых должны выстраиваться эти отношения. Для этого в ходе классных часов воспитанницы обсуждают темы, связанные с материнством, с так называемыми гражданскими браками и так далее.

Теория без практики
Нетрудно заметить, что пансион воспитанниц Минобороны, судя по всему, представляет собой крупномасштабный эксперимент на детях, цель которого состоит в том, чтобы вырастить из девочек женщин, чьи компетенции будут определены заранее. Сам Шойгу считает, что это поможет вырастить «поколение мечты», однако эксперты настроены более скептически. Так, глава лаборатории социологии образования НИУ ВШЭ в СПб Даниил Александров полагает, что такая модель воспитания не способна принести много пользы. По мнению специалиста, подобная среда, наоборот, отрывает девочек от реальной жизни. «Я согласен, что подросткам контроль необходим, — считает он. — Но важно не перестараться. Иначе подобные закрытые заведения могут превратиться в нечто вроде психиатрической больницы, где 24 часа в сутки следят за людьми. Либо у подростков начнётся скрытая от воспитателей жизнь. Сформируются очень хитрые личности, умеющие сопротивляться всем требованиям и тайно нарушать множество правил».
Психолог СПб ГКУЗ ЦВЛ «Детская психиатрия им. С. С. Мнухина» Анна Алексеева также видит в таком подходе немало минусов: «Так как взаимоотношения между полами формируются в развитии, важно, чтобы и мальчики, и девочки последовательно прошли все этапы. Зарождаются первые чувства, дети учатся привлекать внимание, проявлять симпатию, вызывать расположение, постепенно приходя к зрелым отношениям. Это колоссальный опыт. В условиях пансиона девочки его лишены, теоретические знания по „половому воспитанию“ без опыта бесполезны. Да и сами условия обучения: жёсткие рамки, строгие запреты, ограничения, изоляция — для какого количества воспитанниц они будут комфортны? Не спровоцирует ли это попытку „уйти в отрыв“ после окончания пансиона? Зачем нужна такая строгая семейная депривация воспитанниц?»

Стукачи и козлы отпущения
Кстати, одна из экс-воспитанниц московского пансиона, если довериться wonderzine.com, недавно поделилась своим печальным опытом обучения в этом «элитном» учреждении. Девушку, по её словам, угнетал постоянный контроль, манера воспитателей находить козла отпущения, регулярное вторжение в личное пространство, а также стукачество со стороны других учениц. Она также упомянула о форме, которую считала некрасивой. У девушки сложилось мнение, что после визита министра обороны, которому показалось, что девочки стали полноваты, рацион воспитанниц стал включать преимущественно брокколи и другую здоровую пищу. Также девушка вспомнила о будто бы имевших место регулярных запугиваниях со стороны сотрудников пансиона, утверждавших, что у родителей будут проблемы на службе, если дочери станут плохо себя вести. В итоге на третий год обучения она сбежала из пансиона.
Конечно, можно возразить: некоторым армейский порядок и строгая дисциплина просто не подходят по характеру. Это так, однако, всё равно остаётся вопрос: а для чего вообще потребовалось создавать такой пансион? Если только для того, чтобы воспитывать «боевых подруг» офицерам, то затраты явно неадекватны.
В конце концов, находят же военные себе как-то жён из числа девушек, которых с детства не заставляли ходить в форме. Сомнительно выглядит сама идея повторения опыта «института благородных девиц». В XIX веке такая пансионерка по окончании учёбы выходила замуж за офицера-аристократа и вращалась в свете, а то и при дворе. Куда поедут нынешние воспитанницы со своими мужьями — в отдалённые гарнизоны? В Минобороны заявляли, что таким образом будет создаваться новая элита. Первый пансион начал работу 11 лет назад. Незаметно, чтобы какая-то из выпускниц действительно проявила себя. «Большинство девочек, за которыми я слежу в соцсетях, вообще нигде не указывают, что учились в пансионе, как будто этого и не было. Чем тут гордиться? Многие поступают не в „лучшие вузы страны“, а в обычные институты в своих родных городах. Тогда совсем непонятно, зачем было столько убиваться. После пансиона запросто можно устроить военную карьеру, поступить дальше без экзаменов. Но сейчас я не представляю, как можно из одной формы, от которой мы все так устали, сразу же переодеться в другую. Да, в пансионе никто тебя не будет бить или штрафовать, но морально тебя могут уничтожить и поломать очень сильно», — высказывает своё мнение сбежавшая из пансиона девушка.

Официальный ответ министерства обороны РФ
В газете «Наша Версия» опубликована статья Антона Надточеева, в которой автор высказывает своё мнение о системе обучения в московском пансионе воспитанниц и его филиале в Санкт-Петербурге.
Непонятно, какие источники получения информации использовал автор, так как официальных запросов от газеты «Наша Версия» в Министерство обороны Российской Федерации не поступало и на территории пансиона журналисты издания также не работали. Большую часть материала автор описывает запреты, которые якобы ограничивают воспитанниц во время обучения, и от этого пребывание в стенах учебного заведения, по мнению журналиста, приравнивается к тюремному заключению. В частности, автор статьи сетует, что девочки лишены «большинства радостей жизни обычного подростка», которые, по его мнению, заключаются в чтении книг для взрослых, сексуальных отношениях, оскорблении окружающих, в том числе в Сети, прослушивании музыки с мобильных устройств, а всё это отчего-то запрещено несовершеннолетним воспитанницам, находящимся вдали от дома и семьи. Подходы к образованию, конечно же, бывают разные, но написанное автором наталкивает на вопрос: разве этому нужно учить детей?
Критикуя работу психологов и педагогов и неправильный подход к воспитанию, автору стоит обратить внимание, что в соответствии с положением о психолого-педагогическом сопровождении образовательного процесса педагоги пансиона строят свою работу, руководствуясь принципом ценности и уникальности личности, приоритета личностного развития, заключающимся в самоценности воспитанницы и в признании индивидуальности, при котором обучение выступает не как самоцель, а как средство развития личности каждой воспитанницы. Именно поэтому в пансионе предоставляется возможность заниматься в классах дополнительного образования по более чем 50 разнообразным направлениям, среди которых хореография, вокал, музыка, спорт, театральное искусство, литературное творчество и многое другое.
О качестве получаемого в стенах пансиона образования свидетельствуют факты. Ежегодно растут показатели воспитанниц, полученные по итогам государственной аттестации за 9-й и 11-й классы. Так, только в 2019 году 11 учениц получили 100 баллов по разным предметам.
Средний показатель воспитанниц по результатам ЕГЭ ежегодно выше среднего показателя по стране. Это позволяет выпускницам пансиона поступать в лучшие вузы страны: МГИМО, МГУ имени М. В. Ломоносова, МГТУ имени Н. Э. Баумана, Военный университет Министерства обороны РФ, Военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова, Военно-космическую академию имени А. Ф. Можайского, РГУ нефти и газа имени И. М. Губкина, Литературный институт имени Горького, ВГИК и в другие ведущие высшие учебные заведения страны.
О закрытости от социума воспитанниц пансиона А. Надточееву тоже стоит уточнить информацию, ведь выходные дни для девочек проходят не только внутри учебного заведения. Они имеют возможность каждые субботу и воскресенье присутствовать на огромном числе интересных мероприятий, которые происходят в городе, посещают музеи и театры, творческие студии, концерты и кинотеатры, а во многих событиях принимают самое непосредственное участие в составе творческих коллективов.
Ещё одним немаловажным фактором, который автор обходит стороной, является то, что среди воспитанниц большинство — это дочери военнослужащих, которые проходят службу в отдалённых гарнизонах на Севере, в Сибири, Дальнем Востоке, где порой очень сложно добираться до обычной школы. В этом году в филиал пансиона в Санкт-Петербурге поступили девочки из 49 регионов России. Кроме того, среди воспитанниц пансиона есть дочери военнослужащих, погибших при исполнении воинского долга по защите нашей Родины, а также сироты.
Каждый сам выбирает, зачем он идёт в подобное образовательное учреждение, а тем, кто разочаровался или не нашёл себя в Пансионе воспитанниц Мин­обороны России, никто не будет препятствовать перевестись в обычную школу и продолжить обучение там, однако, как показывает реальность, таких практически нет.
Опровергает ложь автора ещё один факт — конкурс до пяти человек на учебное место, и ведь эта цифра ежегодно растёт во всех довузовских образовательных организациях Министерства обороны Российской Федерации. Видимо, те, кто поступает в подобные учебные заведения, знают что-то такое, что не известно гражданину Надточееву.
Руководствуясь статьёй 43 Федерального закона «О средствах массовой информации», в целях объективного информирования общественности прошу опубликовать в ближайшем номере газеты «Наша Версия» данный комментарий в качестве официальной позиции Минобороны России.
Источник: news.rambler.ru

Добавить комментарий

Уважаемые посетители! Комментарии модерируются, активные ссылки на сайты не публикуются. Пожалуйста, не тратьте понапрасну свое и наше время на попытку размещения ссылок.

Защитный код
Обновить

Контакты

Наши координаты:

тел/факс  8 (495) 104 96 05
Россия, г. Москва
ул. Ивовая, 2. ООО "Вилена"
E-mail: info@dop-obrazovanie.com

Подробнее...

Реквизиты

 

ООО «ВИЛЕНА»

Юр. адрес: 129329, г. Москва, ул. Ивовая, д. 2

Фактический адрес: 129329, г. Москва, ул. Ивовая, д. 2